Панель управления
Панель управления
Панель управления
Размер шрифта:
 
 
 
Панель управления
Цвет сайта:
 
 
Панель управления
Изображения:
Вкл.

Уполномоченный по правам человека в Свердловской области

Доступность. Доброжелательность. Действенность.

5 марта 2022

«…Мне была оказана конкретная поддержка. Человеческая и не бюрократическая»

«По результатам моего обращения в Аппарат Уполномоченного по правам человека Свердловской области по поводу розыска материалов, касающихся моего деда по материнской линии, мне была оказана конкретная поддержка.

Человеческая и не бюрократическая.

Выражаю благодарность Уполномоченному по правам человека в Свердловской области и лично сотруднику аппарата Загайнову Александровичу Васильевичу.

Копия данного письма будет направлена в Администрацию Президента РФ.

С уважением, Владимир Евгеньевич Макаренко»

Впервые Владимир Евгеньевич обратился к Уполномоченному в середине августа 2021 года (личные данные раскрываются с согласия заявителя). По его словам, он не питал абсолютно никаких иллюзий и предполагал получить лишь дежурную «отписку».

Он просил оказать помощь в поиске любых данных о его деде по материнской линии, Глаубице Генрихе Карловиче, который, по предварительным сведениям, полученным из базы данных "Жертвы политического террора в СССР" и УВД Свердловской области, был эвакуирован из Москвы в 1941 году предположительно в г. Тавда Свердловской области, где и скончался от туберкулеза в 1955 году.

Помимо этого, были известны дата рождения – 1891 год и место рождения – г. Рига, национальность - немец, профессия - бухгалтер, должность, занимаемая им до эвакуации из Москвы – главный бухгалтер Главного управления цементной промышленности центральных районов (Главцентроцемент) Наркомпромстройматериалов СССР. Дата реабилитации - 7 мая 1999 г. Архивное дело: ф.№ 135, д. № 41 281.

Это была вся информация, которая имелась на начальном этапе.

Достаточно интенсивная переписка и переговоры по телефону продолжались на протяжение двух месяцев. Заявителем и Уполномоченным по правам человека по его просьбе направлялись многочисленные запросы в архивы, административные органы, в музеи, краеведам, занимающимся восстановлением памяти о спецпоселенцах.

В результате этих поисков, удалось многое прояснить. Наиболее значимым и волнительным этапом в этой продолжительной работе стало ознакомление Владимира Евгеньевича с личным делом Глаубиц Генриха Карловича, которое переслали в Москву из Архива ГУ МВД по Свердловской области.

Внук человека, вынужденно принявшего статус «спецпоселенца», так как был «признан социально опасным по национальному признаку» (из справки о реабилитации), наконец увидел тот далеко не простой жизненный путь, который пришлось пройти его деду и умереть от туберкулеза в засыпном бараке с земляным полом.

Как выяснилось из автобиографии Глаубиц Генриха Карловича, собственноручно им написанной, он с 1918 по 1941 год жил и работал в г. Москве. Перед эвакуацией - в должности главного бухгалтера Главка Главскототкорм. В 1941 году был эвакуирован с Главком в г. Омск, потом в Семипалатинск откуда вынужден был, как лицо немецкой национальности, выехать в район, где до октября 1942 года работал главбухом Заготскота, Заготдубель и МЖС. В ноябре того же года был призван для работы в угольной промышленности, где до октября 1946 года работал старшим бухгалтером на шахте и старшим бухгалтером жилотдела г. Киселевска. По вызову Главскототкорма и по выполнению задания по подготовке счетных кадров был откомандирован в Москву в Главк. В феврале 1947 года получил назначение на Гидролизный завод № 11 г. Тавда, где работал главным бухгалтером, а позднее заместителем главного бухгалтера.

Позже он был вынужден принять статус «спецпоселенца» и далее, как «лицо социально опасное по национальному признаку», на основании Указа Президиума Совета Союза ССР от 26 ноября 1948 года, «оставлен навечно в местах обязательного поселения выселенцев без права возврата к прежнему месту жительства».

Также он сообщал, что женат, имеет двух дочерей, «одна дочь замужем, мужа ее убили на фронте, младшая дочь живет при матери, учится в 10 кл. в Москве, обе русские. Из родственников жива старшая сестра, живет с сыном и оба работают в Улан-Удэ (Монголия), она медичка, он слесарь, токарь. Муж убит на фронте в 1941 году.

Мать в 30-31 году умерла в г Риге. Младший брат, который жил в г. Риге с 1918 г., в 1925 г. вынужден был уехать, добрался до Америки, где за вольные идеи (чл. партии, коммунист) был помещен в дом умалишенных и скончался в 1928-29 году. За принадлежность брата к партии и моё нахождение в Советском Союзе к матери были применены бывшим правительством Латвии репрессии – выселена за город, вскоре скончалась.

Написано 6 июля 1950 г.».

Генрих Карлович пытался перевестись в г. Свердловск для работы по специальности на профильном предприятии, но его заявление, которое имеется в личном деле, осталось без удовлетворения. За отказ явиться ночью на поверку, неповиновение коменданту, он был посажен в карцер под арест на 5 суток…

Умер Глаубиц Генрих Карлович в возрасте 63 лет 19 августа 1955 года в засыпном деревянном бараке с земляным полом от туберкулеза легких. Место захоронения не известно. Спецпоселенцев запрещали хоронить на городских кладбищах.

В своих недавних сообщениях Владимир Евгеньевич, выразил твердое намерение от себя и своих детей приехать в город Тавду и посетить те места, где прошли последние дни жизни его деда, посетить местный музей, пообщаться с его работниками и местными краеведами.

Политика памяти, которая в последние годы формируется в нашей стране, справедливо уделяет внимание как героическим, так и трагическим страницам нашей сравнительно недавней истории, и теме политических репрессий начала - средины 20-го века в том числе. И все это делается ради того, чтобы осуществить то, что навечно высечено на камнях монумента «Стена Скорби» в г. Москве: «ЗНАТЬ, ПОМНИТЬ, ОСУДИТЬ и ПРОСТИТЬ».

Вернуться к списку