Панель управления
Панель управления
Панель управления
Размер шрифта:
 
 
 
Панель управления
Цвет сайта:
 
 
Панель управления
Изображения:
Вкл.

Уполномоченный по правам человека в Свердловской области

Доступность. Доброжелательность. Действенность.

23 декабря 2020

Бизнес на бомжах. Свердловский омбудсмен предложила вывести из тени работные дома для бездомных

Здесь делают бизнес как раз на тех, кому хуже некуда, - на бомжах, мигрантах, бывших заключенных и других потерявшихся в этой жизни людях.

Свердловский омбудсмен Татьяна Мерзлякова предложила закрыть такие работные дома и помочь легализоваться тем, кто действительно готов защищать всех этих несчастных.

Что такое "работные дома", на Урале многие узнали после того, как недавно в Екатеринбурге пропал 47-летний таксист. Больше месяца его искали волонтеры и полиция. И нашли в одном из таких работных домов без телефона, документов и денег. Как туда попал - сам не помнит. Работал за еду, ночлег и сигареты.

"Работные дома", "дома трудолюбия", "рабочие дома" - названий у них много. В них собирают бездомных, дают им койко-место, кормят, а за это бродяги работают. Иногда получают небольшие деньги.

Есть среди обитателей таких домов бродяги "по призванию", алкоголики и наркоманы. Но не только они. Таксист, которого всем миром искали в Екатеринбурге, развелся с женой, жил с отцом. Думал наладить жизнь, отправился в большой город на заработки. Проработал пару дней и запил. Уснул на остановке. Мог и замерзнуть...

Случай, конечно, не уникальный. Но именно он послужил толчком жаркой дискуссии в Екатеринбурге, результатом которой стало предложение легализовать "дома трудолюбия".

В этой сфере много чего намешано. Есть организации, которые действуют из благородных побуждений. Но и немало тех, кто делает бизнес на бездомных. Татьяна Мерзлякова считает: если этот сектор вывести из тени, проблема решится сама собой. Легальные организации будут платить налоги, давая бездомным работу и кров на законных основаниях. Остальные надо закрывать. И чем раньше, тем лучше. Поскольку только легальные организации действительно могут помочь.

Юрия Потапенко в Екатеринбурге знает каждый бомж, а также мэр, губернатор и свердловский омбудсмен. Как он откровенно признается, "я сам бывший бомж и заключенный". 21 год назад создал первую в городе биржу труда для бездомных. Сейчас это "Бюро помощи гражданам". И сегодня он, пожалуй, как никто другой знает рынок труда для бездомных.

- В большинстве случаев это обыкновенный и жестокий лохотрон, - говорит Потапенко. - Пользуются тем, что пойти этим людям некуда. К примеру, без документов на работу не возьмут, а чтобы их восстановить, нужны деньги. Пособий на это не положено. А в подворотне таких бродяг уже ждут "доброжелатели" из работного дома.

"Таких бродяг", по данным Общественной палаты Свердловской области, в регионе 14 тысяч. За 21 год через Бюро помощи прошло почти десять тысяч человек. Подняться со дна, начать работать, завести собственные семьи, по статистике, которую ведет Юрий, удалось каждому пятому. В "Бюро Потапенко" бездомным дают место в общежитии, оплачиваемую работу, кормят и помогают восстановить документы.

А что в нелегальных работных домах? Их примерно 18 в городе, по словам Юрия Потапенко. В каждом живут и работают от 20 до 40 человек. Как правило, держатели дома снимают большой коттедж за 70 тысяч в месяц. Берут строительный подряд тысяч на 15-20 на человека. Выходит, около 600-700 тысяч, прикидывает Потапенко, на питание - 200 тысяч, чистый доход за месяц 400-500 тысяч. Никаких налогов, соцвыплат и прочих "заморочек".

Хозяева одного нелегального работного дома могут за месяц получать доход до полумиллиона рублей, эксплуатируя бесправных бездомных людей

Знают ли о работных домах в полиции? Да. Но для проверки частных владений необходимо заявление, что там происходит что-то противозаконное. А кто их напишет? В аппарат омбудсмена бездомные иногда обращаются, но больше по поводу медпомощи и с просьбой восстановить документы. Да и в мэрию бомж не пойдет.

Надо наладить реальную помощь людям, попавшим в трудную жизненную ситуацию, резюмирует Татьяна Мерзлякова. Как это ни парадоксально, но нынешние нелегальные работные дома стали уродливой альтернативой государственной системе помощи.

С омбудсменом согласен и "бывший бомж" Юрий Потапенко: "Я только за! Если это будут честные организации, которые никто не "крышует", где никого не бьют, не заставляют работать за дешевую еду. И они будут взаимодействовать с госструктурами при оформлении документов, в оказании правовой помощи бездомным".

Текст: Елена Мационг (Екатеринбург)

Российская газета - Федеральный выпуск № 289(8343), 23.12.2020 

Вернуться к списку