Панель управления
Панель управления
Панель управления
Размер шрифта:
 
 
 
Панель управления
Цвет сайта:
 
 
Панель управления
Изображения:
Вкл.

Уполномоченный по правам человека в Свердловской области

Доступность. Доброжелательность. Действенность.

27 августа 2015

Не работайте бесплатно

 Инициативу, дающую работнику еще один инструмент воздействия на работодателя, три года назад выдвинула свердловский омбудсмен Татьяна Мерзлякова. Она заметила лазейку для нечестных работодателей в законе о несостоятельности (банкротстве): он предполагал возможность отказа от выплаты долгов по зарплате "в связи с отсутствием имущества должника". Таким образом, работники оставались без денег, если их начальник позаботился о выводе активов и по документам остался гол как сокол.

- Принципиальных изменений два, — поясняет Татьяна Мерзлякова. — Во-первых, сотрудники, как действующие, так и бывшие, предприятия, накопившего не менее 300 тысяч рублей долга по зарплате (в совокупности перед всеми работниками), могут обратиться в суд с требованием признать работодателя банкротом. Во-вторых, при обращении в суд они могут требовать личной ответственности руководителя организации-должника, то есть у него может быть изъята машина или коттедж. Это позволит взыскать в пользу сотрудников ту часть долга, которую не удается получить с организации.

По данным Госинспекции труда, общая сумма долгов по зарплате в Свердловской области сейчас составляет 406 миллионов рублей, компании задолжали примерно 11 тысячам сотрудников. При этом, отмечают эксперты, существует еще и латентная задолженность.

- Многие заводы предпочитают не афишировать введение режима неполной занятости или сокращение зарплаты и тайно договариваются с сотрудниками. Те боятся потерять рабочие места, поэтому соглашаются на любые условия, — говорит Андрей Бухмастов, директор регионального Союза машиностроительных предприятий.

По мнению заместителя начальника Госинспекции труда Свердловской области Михаила Балакина, зачастую работник сам провоцирует рост долга по зарплате, когда по два-три месяца продолжает ходить на работу, за которую не платят, "по инерции".

- Это большая ошибка, — считает Михаил Балакин. — Необходимо отстаивать свои права: брать отпуск на законных основаниях, обращаться в прокуратуру и в суд с иском о взыскании долга с процентами.

Так-то оно так, но, возразят жители моногородов, других мест трудоустройства в таких населенных пунктах попросту нет. Ровно такие же последствия — остаться без работы и без перспективы — следует иметь в виду работникам, которые возьмутся использовать новый инструмент — банкротство. Кроме того, выплаты после банкротства — процесс затяжной, на назначение арбитражного управляющего, инвентаризацию, затем реализацию имущества требуется время.

- Работнику необходимо осознавать серьезные и необратимые последствия, которыми чреват запуск процедуры банкротства. Достаточно часто это приводит к ликвидации предприятия, — отмечает уполномоченный по защите прав предпринимателей Свердловской области Елена Артюх. — Трудовой кодекс предусматривает и другие, более щадящие, но эффективные инструменты. Банкротство — исключительная, крайняя мера. Хотя на узкий круг недобросовестных работодателей такая угроза, несомненно, подействует отрезвляюще.

По словам юристов, бодрящее действие банкротства подтверждено практикой: когда юридические лица обращаются с исками о признании должников банкротами, большинство неплательщиков предпочитает как можно быстрее рассчитаться с заимодавцами, не дожидаясь судебного решения.

Текст: Ксения Дубичева

Фото: Fotolia/PhotoXPress.ru

Опубликовано в "Российская газета — Экономика УрФО, № 6761 от 27 августа 2015 года

http://www.rg.ru/2015/08/26/reg-urfo/zarplata.html

Вернуться к списку