Панель управления
Панель управления
Панель управления
Размер шрифта:
 
 
 
Панель управления
Цвет сайта:
 
 
Панель управления
Изображения:
Вкл.

Уполномоченный по правам человека в Свердловской области

Доступность. Доброжелательность. Действенность.

27 февраля 2019

При поддержке Уполномоченного по правам человека в Свердловской области Татьяны Мерзляковой будет создана книга Памяти о раскулаченных

 Совещание открыл Начальник Управления архивами Свердловской области Александр Капустин. Он напомнил, что имеется поручение Губернатора Свердловской области Евгения Куйвашева, которое он дал по предложению, высказанному членами Межведомственной комиссии по реализации концепции государственной политики по увековечиванию памяти жертв политических репрессий во главе с советником Президента России Михаилом Федотовым во время их пребывания в Екатеринбурге. Они очень высоко оценили вклад Архива в дело увековечения памяти жертв политических репрессий и предложили продолжить работу в направлении создания аналогичных документов, систематизирующих данные о жертвах процесса коллективизации и раскулачивания 1929-1933 годов.

Александр Капустин поблагодарил Татьяну Мерзлякову за то, что эта идея получила такую мощную поддержку. Сказал, что, погружаясь в изучение этой проблемы, исследователи открывают для себя очень много нового, практически "новый мир".

Идея "спецпоселений" была оформлена Постановлением Политбюро ЦК ВКП(б) от 30 января 1930 года. Сама коллективизация началась в конце 1929 года.

В конце 1929 года – в начале 30-х годов в ряде районов и областей СССР в соответствии с решением местных властей началось выселение кулаков за пределы области, края с конфискацией имущества. В последствии, буквально через несколько месяцев, все кулаки были поделены на три категории.

Первая – это активно противодействующие организации колхозов, в том числе с оружием в руках. Главы таких семейств подлежали немедленному аресту и приданию суду спецтроек НКВД, в которые входили представитель НКВД, секретарь местной партийной власти (районной, городской или областной) и прокурор. Их семьи не арестовывались, но подлежали высылке в отдаленные края (в отдаленные территории СССР).

Вторая категория – это те, которые были против колхозов, активно высказывались и противодействовали созданию колхозов, но не участвовали в вооруженных мятежах, в вооруженных восстаниях. Все члены семей и главы семей второй категории также подлежали высылке в отдаленные края.

И третья категория – это те, кто могли высказываться против колхозов, но никаких действий не предпринимали и подлежали высылке в пределах своего края, области. Их просто выселяли из данного населенного пункта и переселяли в другой.

Таким образом, когда ведем речь о кулацкой ссылке, мы говорим о семьях кулаков 1-2 категорий. Третья категория под контингент спецпоселений не подходила.

В разные периоды эти люди по-разному назывались. До 1934 года они назывались – "Спецпереселенцы". В 1934 – 1944 годах – "Трудпоселенцы". С 1944 года было возвращено наименование "Спецпереселенцы", а с 1949 года они стали называться "Спецпоселенцы".

Это те категории, которые мы можем увидеть в архивных документах.

Основные документы по кулацкой ссылке хранятся в Государственном архиве Российской Федерации (ГАРФ фонд 94-79, опись 1 дело 89). Фонд хранения содержит статистику – сведения высланном кулачестве в период 1930-1931 годов. Ряд дел, находящихся в этой описи, содержат данные практически по всей кулацкой ссылке, по всем регионам страны.

Нам, конечно, важны не столько цифры, сколько судьбы конкретных людей, их фамилии, имена, отчества. Но и цифры тоже о многом могут сказать.

За 1930-31 годы на спецпоселение в отдаленные районы нашей страны было направлено 381173 семьи, общей численностью 1803352 человека. И этой статистике можно доверять, так как НКВД можно обвинять в чем угодно, только не в искажении статистики. Это строжайше преследовалось в самих органах. Ошибка в 1-2 человека могла стоить человеку не только погон, но и жизни.

Что касается Урала, то в имеющихся документах нет выделения Свердловской области. Она встречается, но нужно более тщательно исследовать документы.

 На Урале в 1930-31 годах подлежало выселению 28394 семьи или 136602 человека. Урал брался, как экономико-географический регион, в который в то время входили территории сегодняшнего Пермского края, Челябинской и Курганской областей.

Из приведенного выше количества в другие отдаленные области и края направлены 1504 семьи или 8555 человек. И это на весь Урал!

Размещено внутри областей 26854 семьи или 128047 человек.

Таким образом один из основных постулатов Архипелага ГУЛаг, — "В тундру и тайгу миллионов 15 мужиков, а как бы ни не поболее…" — документального подтверждения не находит. Цифра оказывается завышенной в семь с половиной раз.

За 1932-33 годы к этой цифре прибавилось еще более 300 тысяч человек. В итоге за 1929-33 годы больше 2,1 миллиона человек подлежали высылке. Это огромная цифра! Конечно, если взять процент от всего населения, это не будет казаться так много, но не нужно забывать, что это живые люди! Для страны это была все равно трагедия. Самое первое — это убыль населения.

По второй категории за 1930-31 годы убыль среди спецпереселенцев составила не менее 500 тысяч человек. Она составлялась из побегов и естественной смертности, которая была в пути следования и уже когда их выселяли на эту территорию (от недоедания, от тяжелых условий жизни и труда). Судьбу бежавших тоже нельзя было назвать хорошей. Около 1/3 бежавших ловили. Это приравнивалось к побегу, и они сразу попадали в систему ГУЛагов. За оставшиеся 1932-40 годы умерло 389 тысяч 521 человек. И это реальная цифра потерь в кулацкой ссылке.

В процессе изучения архивных документов рушатся и подвергаются пересмотру и многие другие пропагандистские штампы, вкладывавшиеся в наши головы на протяжении многих десятилетий.

Например, оказывается, что абсолютное большинство сосланных были патриотически настроены по отношению к своей Родине, то есть они были не враги, они были готовы идти ее защищать. Все это отчетливо прослеживается из сводок, отчетов и докладных записок НКВД предвоенного и военного времени. Да, они не любили советскую власть. Она их разорила, выслала. Но они готовы были сражаться за свою страну.

Кулацкая ссылка – это было отдельное социальное явление. Длительное время, практически до конца сороковых годов, люди жили без паспортов, то есть при нулевом социальном статусе. Начиная с 1939-40 года прессинг стали ослаблять. Отдельным представителям (передовикам производства в первую очередь) стали вручать паспорта, но при этом жестко ограничили их в перемещении. Те, кто бежал тогда, вынуждены были возвращаться. И возвращались прежде всего потому, что та среда, в которую они попадали, прожив десятки лет в ссылке, их не принимала. И они возвращались на места своего поселения. Многие там и умирали, будучи формально свободными, а фактически оставаясь ограниченными в правах.

Именно поэтому это социальное явление, их труд, их быт, необходимо тщательно изучить. Это надо для того, чтобы мы наконец-то поняли, что мы натворили. Что это была трагедия людей. Но эта трагедия целиком укладывалась в ту социальную политику государства, которую проводили большевики. Понятия "классовый враг", "чуждый", "бывший" и т.п. родились тогда в 20-30 годах прошлого века и прокатились гигантским катком репрессий по этим людям.

Александр Капустин, другие специалисты и руководители архивных служб Свердловской области сообщили, что ими проведена большая подготовительная работа и они практически готовы приступить к выполнению поставленной задачи. За 1-2 года будут изучены условия быта, учебы, ведения личного хозяйства спецпереселенных. Будут найдены документы и, возможно, уже в конце текущего – начале будущего года можно будет организовать тематическую выставку, на которой представить реальные архивные документы: постановления, на основании которых все это происходило, отчеты НКВД, статистику, докладные записки. И мы может быть поймем, что это были за люди. А создали они у нас очень много. Итоги их труда – тысячи мостов по всей Свердловской области сделаны руками спецпереселенцев, проложены многие и многие километры дорог. И вот это надо показать, показать, как люди, фактически лишенные имущества, вновь вставали на ноги

В начале своего выступления перед участниками совещания Татьяна Мерзлякова, прежде всего, поздравила Александра Капустина с высокой и без сомнения заслуженной оценкой его труда. Накануне он был награжден орденом Дружбы народов. 

Далее она рассказала участникам как возникла сама идея создания книги Памяти о раскулаченных.

На одном из заседаний Рабочей группы Межведомственной комиссии по реализации концепции государственной политики по увековечиванию памяти жертв политических репрессий обсуждался вопрос о том какие памятники жертвам репрессий существуют на территории нашей страны. И, оказывается, у нас на территории имеется только один памятник раскулаченным, и тот установлен за счет средств энтузиастов, которые самостоятельно проводят собственные исследования. В музее истории коллективизации на родине Павлика Морозова тоже представлены две альтернативные точки зрения на историю — красный и белый угол. В красном угле представлено все так, как мы знали и изучали в советское время, а в белом угле то, что сегодня пишут и разоблачают.

Уполномоченный по правам человека поддержала направление исследований, проводимых архивными службами Свердловской области по восстановлению исторической памяти о жертвах коллективизации, высоко оценила объем и качество проведенных подготовительных мероприятий к созданию Книги Памяти о раскулаченных и пообещала дальнейшую активную поддержку на всех уровнях, в том числе и по финансированию проекта, которое по предварительным оценкам составит около 200 000 рублей.

Вернуться к списку