Панель управления
Панель управления
Панель управления
Размер шрифта:
 
 
 
Панель управления
Цвет сайта:
 
 
Панель управления
Изображения:
Вкл.

Уполномоченный по правам человека в Свердловской области

Доступность. Доброжелательность. Действенность.

13 сентября 2018

Направление осужденных в отдаленные места для отбывания наказания нарушает право на уважение семейной жизни

Заявители были затронуты решениями Федеральной службы исполнения наказаний о направлении осужденных в исправительные учреждения после вынесения им приговоров.

Одна из заявителей, Э.Полякова, жаловалась на то, что ее сожитель, с которым она ранее проживала в Приморском крае и с которым у нее общий ребенок 2003 года рождения, был направлен отбывать наказание в колонию в Красноярском крае, в 5 тысячах километров от места, где они проживали. Это лишило их возможности поддерживать семейные отношения, и отбывающий наказание не имел возможности видеться с ребенком, поскольку такое расстояние требовало значительных затрат времени и денег. Заявительница обжаловала решение ФСИН в российских судах, однако суды отклонили доводы о нарушении права на семейную жизнь как необоснованные.

Следующая заявительница в этом деле, Наталья Кибало, жена осужденного Х., с которым у них двое несовершеннолетних детей, жаловалась на то, что Х. был направлен для отбывания наказания в Благовещенск Амурской области в 8 тысячах километров от места жительства семьи на Северном Кавказе. Семья не имела возможности навещать Х., так как для проезда в Благовещенск требовалось 8 дней, а стоимость проезда была непомерно высока для безработной матери с двумя малолетними детьми. Младшая дочь родилась во время содержания Х. под стражей и никогда не видела своего отца. Судебное обжалование решения ФСИН не оказалось успешным.

Заявитель Палилов, ранее проживавший в Ярославской области, в 2007 году был направлен для отбывания наказания в пос. Харп в Ямало-Ненецком автономном округе за 2 тысячи километров, в связи с чем мать и сестра не могли себе позволить проезд до места отбывания наказания, чтобы посещать его в колонии. Мать заявителя скончалась в 2013 году, так и не увидев сына за все эти годы.

Таким образом, заявители жаловались на нарушение их права на уважение семейной жизни в связи с отсутствием практических возможностей для свиданий в исправительных учреждениях, так как ФСИН были приняты решения направить осужденных в удаленные исправительные учреждения, а ходатайства осужденных о переводе в другие учреждения не были удовлетворены. Заявители ссылались на статью 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, в соответствии с которой:

"1. Каждый имеет право на уважение его личной и семейной жизни…

2.Не допускается вмешательство со стороны публичных властей в осуществление этого права, за исключением случаев, когда такое вмешательство предусмотрено законом и необходимо в демократическом обществе в интересах национальной безопасности и общественного порядка, экономического благосостояния страны, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья или нравственности или защиты прав и свобод других лиц"

Европейский суд по правам человека уже устанавливал, что неотъемлемой частью права осужденного на уважение семейной жизни является разрешение властями или при необходимости оказание помощи ему или ей поддерживать контакты с его или ее близкими родственниками (см. решение Большой палаты ЕСПЧ по делу Хорошенко против России).

ЕСПЧ отмечает, что в отношении каждого заявителя расстояния от 2 000 до 8 000 км между исправительными учреждениями и местами жительства родственников осужденного были настолько большими, что создавали серьезные и порой непреодолимые трудности в возможности встреч осужденного с родственниками.

ЕСПЧ напоминает, что важная цель статьи 8 Конвенции заключается в защите лица от произвольных действий со стороны публичных органов. Для того, чтобы установить, было ли оправданно вмешательство в право заявителей на уважение их семейной жизни, ЕСПЧ должен рассмотреть, являлось ли это вмешательство предусмотренным законом, преследовало ли оно законную цель и был ли оно необходимым в демократическом обществе.

Понятие "предусмотрено законом" включает два основных аспекта: это наличие оснований для указанных ограничений во внутреннегосударственном законодательстве и "качество закона": закон должен быть адекватно доступен и предсказуем, сформулирован с достаточной точностью и предусматривать с достаточностью ясностью границы полномочий властных органов, принимающих решения.

Рассмотрев положения российского законодательства, практику его применения, в том числе практику Конституционного суда, касающуюся полномочий ФСИН направлять осужденного к месту отбывания наказания или по переводу из одного исправительного учреждения в другое, ЕСПЧ пришел к выводу, что законодательство РФ не содержит положения, требующего от ФСИН рассматривать перед принятием решения возможные последствия, которые может иметь географическое местонахождение исправительного учреждения для семейной жизни осужденных и их родственников, что оно не предусматривает реальной возможности перевода заключенного в другое исправительное учреждение по соображениям, касающимся права на уважение семейной жизни.

Таким образом, ЕСПЧ пришел к выводу, что правовая система РФ не предоставляет надлежащей правовой защиты от возможных злоупотреблений в сфере географического распределения осужденных. Заявители были лишены минимальной степени защиты. Части 2 и 4 статьи 73 и статья 81 УИК РФ не отвечают требованию "качества закона". Таким образом, приходится констатировать, что вмешательство в право заявителей на уважение семейной жизни не было предусмотрено законом в значении п. 2 статьи 8 Конвенции. Следовательно, имело место нарушение права на семейную жизнь, гарантированное статьей 8 Конвенции.

В связи с установлением нарушения Конвенции ЕСПЧ присудил заявителям от 5 до 7,8 тыс. евро в качестве компенсации морального вреда.

В целях повышения информированности правоприменительных органов о практике ЕСПЧ по делам в отношении России, Уполномоченный по правам человека в Свердловской области направляет обзор по данному делу в адрес Прокуратуры Свердловской области и ГУФСИН Свердловской области.

Вернуться к списку