Панель управления
Панель управления
Панель управления
Размер шрифта:
 
 
 
Панель управления
Цвет сайта:
 
 
Панель управления
Изображения:
Вкл.

Уполномоченный по правам человека в Свердловской области

Доступность. Доброжелательность. Действенность.

23 марта 2017

Власти заплатят по счетчику. На Урале пациенты добились компенсации из бюджета затрат на дорогу в больницу

 В начале года они узнали, что из-за долгов в 15 миллионов рублей в карпинской клинике закрывается круглосуточный стационар. Следовательно, для госпитализации, даже экстренной, горожане должны ехать в больницы соседних районов. "А если у человека инсульт или инфаркт и важна каждая минута?" — возмущались карпинцы, обращаясь к президенту РФ и губернатору области.

Не дожидаясь "реакции сверху", в министерстве здравоохранения региона решили оставить в Карпинске полноценную больницу, но сменить главного врача на "более эффективного управленца". Возможно, на корректировку планов повлияли не только акции протеста, но и финансовые претензии: в прошлом году уральцы впервые через суд добились от минздрава компенсации расходов на путешествие до больницы и обратно. Поездки пяти пациентов обошлись казне в 136 тысяч рублей.

Эксперты в области здравоохранения признают: при разработке планов оптимизации в первую очередь анализируются финансовые затраты больниц. Чем больше больных, приписанных к медучреждению, тем обильнее поток средств из фонда обязательного медстрахования. Понятно, что в небольших городах и сельских районах жителей меньше, соответственно, и окупить все затраты на содержание клиники сложнее. А вот транспортная доступность учреждений здравоохранения фактически всегда упускается из виду. Чиновников минздрава дорожные проблемы напрямую не касаются, а местные власти предпочитают от них дистанцироваться.

- У нас увеличилось количество пациентов из области. Людям реально проще доехать до Екатеринбурга, чем с несколькими пересадками добираться до расположенной в соседнем райцентре больницы, к которой они приписаны. И это, конечно, ненормально, — говорит главный врач Свердловской областной больницы № 1 Феликс Бадаев.

Оптимизируют в сельских районах не только многофункциональные клиники, но и систему скорой помощи. В феврале жители Махневского района, где находится до десятка труднодоступных деревень (самая отдаленная — в 160 км от райцентра), пожаловались на сокращение персонала станции скорой помощи. А работает здесь всего одна бригада, состоящая из двух фельдшеров и водителя. Из-за немалых расстояний среднее время вызова с транспортировкой больного в больницу составляет, по подсчетам медиков, 350 минут (около шести часов). Обращения пациентов, правда, поступают не ежедневно, отсюда и довод чиновников: медики загружены не так сильно, как в городе, можно их и сократить.

Ответный аргумент сельчан: не приедет доктор — прощайся с жизнью. Аргументация деревенских жителей показалась властям более убедительной: на днях пришло сообщение, что сокращений сотрудников скорой помощи в Махнево не будет.

Экспериментировать с преодолением больших расстояний до больниц корреспонденты "РГ" не стали. Да и к чему, если есть показательный пример игнорирования транспортной доступности клиники, причем уже в Екатеринбурге.

«

Семья из Качканара была вынуждена возить родственника для проведения гемодиализа на такси. Поездка туда-обратно только на одну процедуру обходилась в 4 тысячи рублей

»

Речь идет об областном противотуберкулезном диспансере, построенном в сосновом бору на городской окраине. С экологической точки зрения клиника находится в правильном месте: и воздух чист, и спокойно. Но практически каждый пациент (ежедневно диагностику или лечение здесь проходят сотни людей) добирается до учреждения с приключениями. "Расположение диспансера — это что-то. А ведь многие пациенты имеют проблемы с дыханием, и пешеходами им быть сложно. А ездить на такси 2, 3 или 4 раза в неделю не каждому по карману", — написано в откликах на сайте клиники.

Мимо больницы с большими интервалами курсирует единственный рейсовый автобус. У нас дорога из центра города заняла около получаса, далее — десять минут прогулки в глубь леса. Но главный сюрприз ждал впереди. Как пояснили пациенты диспансера, вернуться обратно я смогу, лишь проделав определенный транспортный кульбит. Нужно дождаться все того же автобуса, проехать вперед две остановки, и только тогда получится перейти на другую сторону трассы и сесть на автобус, следующий в Екатеринбург.

Остановки для обратной поездки рядом с противотуберкулезной клиникой нет. Точнее, остановочный комплекс стоит, но ГИБДД запретила водителям общественного транспорта тормозить и забирать пассажиров. Как говорят автоинспекторы, в целях безопасности. Несмотря на то что рядом больница, пешеходного перехода, оборудованного "зеброй" и светофором, никто не предусмотрел, а о строительстве моста даже речи не велось. И больным приходилось на свой страх и риск преодолевать шестиполосную трассу. Понятно, что такую "дорогу жизни" вскоре закрыли. Напротив, видимо для острастки, установили огромный крест, а магистраль разделили ограждением — не перескочишь.

Удар по почкам

"Наши люди в больницу на такси ездят" — так можно перекроить крылатую фразу из популярной советской комедии. Ездят, понятно, не от толстого кошелька, а по крайней необходимости. К уполномоченному по правам человека в Свердловской области Татьяне Мерзляковой обратились жители сразу нескольких городов, проходящих процедуру гемодиализа. Людям с больными почками он жизненно необходим, проводить его следует регулярно, но добираться до центров гемодиализа и обратно домой больным приходится за свой счет.

Так, о своих проблемах омбудсмену рассказала семья из Качканара, вынужденная возить лежачего родственника в больницу для проведения гемодиализа на такси. Поездка туда-обратно только на одну процедуру обходилась в 4 тысячи рублей. А за один курс необходимо пройти несколько сеансов.

Предоставлять свой транспорт пациентам больницы отказывались. Тогда при юридической поддержке сотрудников аппарата уполномоченного по правам человека больные и их родственники начали обращаться в суд. Один за другим поступили иски от жителей Арти, Полевского и Заречного. И все суды вынесли решения в пользу пациентов. Медучреждения обязали либо доставлять больных на процедуру гемодиализа своим транспортом, либо возмещать все расходы на переезд. С решениями судов первой инстанции представители минздрава не согласились и опротестовали их в облсуде, но процесс проиграли.

- Позиция министерства до сих пор такова: транспортировка больных для прохождения гемодиализа не является частью медицинской услуги, поэтому этот вопрос должны решать органы местного самоуправления. Но исполнять решение суда придется, — пояснила Татьяна Мерзлякова.

На запрос уполномоченного о механизме компенсации из минздрава ответили: "Целевая субсидия на возмещение транспортных затрат предусмотрена в бюджете". Так, для больных из Арти заложено почти 92 тысячи рублей, из Полевского — более 136 тысяч. Это суммы за уже проведенные в 2016 году процедуры. Компенсацию за нынешний год, судя по всему, также придется выбивать через суд. Понятно, что деньги, время и нервы, потраченные на дорогу в клиники, добровольно ни один чиновник компенсировать не будет. Но, возможно, наступит время, когда в здравоохранении появятся другие схемы расчета окупаемости лечения. Именно сложности с транспортным сообщением заставили власти Якутии отказаться от предложенной Министерством здравоохранения РФ программы оптимизации. По плану предполагалось закрыть 268 нерентабельных больниц, расположенных в небольших и малонаселенных пунктах, и оставить на всю территорию только 21 современный медицинский центр. Но после того как выяснилось, что сокращение коек повлечет резкий рост расходов на санитарную авиацию (с 1 до 9 миллиардов рублей), отдаленные клиники в республике решили оставить.

Мнение

Татьяна Мерзлякова, уполномоченный по правам человека в Свердловской области:

- Доступность медицинской помощи складывается из множества факторов. Это и расстояние до поликлиники, и возможность добраться до врача на общественном транспорте, и наличие необходимых специалистов… К сожалению, в последние годы жители отдаленных территорий все чаще жалуются на то, что до больницы тяжело доехать, поэтому сложно вовремя сдать анализы, записаться на прием к нужному врачу. Уже много лет наши призывы организовывать удобные для пациентов маршруты общественного и междугородного транспорта разбиваются о доводы об отсутствии для этого бюджетных средств. Но половинчатый подход к преобразованиям, особенно в области медицины, всегда неэффективен.

В Свердловской областной больнице № 1 растет поток пациентов из глубинки, и большинство из них добирается до Екатеринбурга на собственных авто. Фото: Татьяна Андреева/РГ

Текст: Светлана Добрынина (Екатеринбург)

Российская газета — Неделя — Урал №7227 (61) 23.03.2017 

Вернуться к списку