Панель управления
Панель управления
Панель управления
Размер шрифта:
 
 
 
Панель управления
Цвет сайта:
 
 
Панель управления
Изображения:
Вкл.

Уполномоченный по правам человека в Свердловской области

Доступность. Доброжелательность. Действенность.

4 октября 2016

"Речь о сворачивании свободы слова". Уральские редакторы обсудили острые проблемы с юристами и прокуратурой

 В рамках проходящего в Екатеринбурге на базе Уральского государственного юридического университета форума конституционалистов накануне состоялся любопытный для российского журналистского сообщества круглый стол. На мероприятии обсудили сужающееся под действием законодательных ограничений поле деятельности СМИ и пытались найти ту грань, на которой акулы пера вынуждены балансировать, чтобы не иметь претензий от надзорных органов и не пасть жертвой шантажистов. Подробности в материале РИА "ФедералПресс".

Представители уральского юридического университета организовали круглый стол на тему "Свобода массовой информации: тенденции правового регулирования и судебной практики", модератором на котором выступили не только сотрудники вуза, но и региональный омбудсмен Татьяна Мерзлякова. Открывая мероприятие она подчеркнула, что "и журналисты и юристы" считают ее "своей", а сама она крайне обеспокоена ситуацией, складывающейся вокруг журналистики как профессии.

Задавая тон обсуждению, один из инициаторов круглого стола доцент кафедры конституционного права университета Артур Мочалов рассказал, как некоторое время назад обратил внимание на историю с муниципальной газетой в Сыктывкаре, которая оказалась в центре судебного разбирательства, когда главный редактор за разглашение личных данных погибшей девочки получил штраф и только Верховный суд признал его правоту. Юрист отметил, что, учитывая многочисленные поправки к законодательству, регулирующему работу СМИ, "журналисты вынуждены работать на грани", чтобы их читали, но сами они не оказывались втянуты в судебные разбирательства из-за претензий прокуратуры или Роскомндазора. Он выразил далеко не праздное предположение, что, если писать так как того требует закон, "все жанры журналистики умрут", а между юристами и журналистами существует барьер непонимания.

Татьяна Мерзлякова в продолжение дискуссии отметила, что журналистика находится под таким контролем, как ни одна другая сфера деятельности.

"Фактически речь идет о том, как свернуть свободу слова, как заставить журналистов писать так как хотят представители властей и силовых структур. Свобода выражения всегда была важнейшей ценностью в Свердловской области", — подчеркнула уполномоченный по правам человека.

Гендиректор РИА "Накануне.RU" Татьяна Николаева, в своем выступлении обратила внимание на довольно специфическую практику правоприменения в области СМИ.

"Сейчас все сайты обязаны модерировать свои форумы, но для этого нужен отдельный сотрудник, который будет заниматься только этим. Кроме того, это должен быть профессиональный юрист. С другой стороны, люди просто перестают высказываться на страницах официальных СМИ, уходят в соцсети. Поглядите комментарии к любому ролику на YouTube, там и мат и экстремизм и социальная рознь, но это никак не регулируется. Получается, что страдают официальные СМИ, нужны единые правила", — заявила Николаева.

Далее, она затронула парадоксальную ситуацию с информацией об экстремизме, приведя в качестве примера историю двухлетней давности, когда был дан материал о сепаратистском движении в Сибири с целью привлечения внимания к проблеме со стороны властей и силовиков, а в результате сайт был отключен от Интернета.

В качестве другой абсурдной ситуации медиаменеджер привела пример "безработного ловца покемонов" блогера Соколовского, у которого оказалась группа подписчиков, достаточная для регистрации его блога как СМИ, оборудованная редакция из 10 сотрудников, и он нигде не зарегистрирован и числится безработным.

Положение о суицидах, о которых нельзя писать, уже привело к тому, что многие редакторы просто ставят блок на этой теме, которая, тем не менее, остается серьезной проблемой для общества.

"Еще одна проблема — клевета. Выборы прошли, сейчас уже можно назвать фамилию. Гартунг в этом году просто придумал новую супертехнологию. Нужно нанять адвокатское бюро, которое мониторит все СМИ, где хоть как-то упоминался нужный кандидат и заваливают претензиями. В итоге многие просто решили ничего не писать. Но с этим что-то нужно делать, коллеги", — завершила выступление Николаева.

Коллегу поддержал исполнительный директор ИА "УралПолит.RU" Олег Орлов, добавивший в копилку журналистских претензий публикацию опросов перед выборами, за которые многим СМИ предписания от Роскомнадзора.

"Требования к публикации данных социологических опросов таковы, что лучше просто не публиковать эти данные, хотя как мне кажется, любому избирателю это интересно почитать, посмотреть кто из кандидатов лидирует. Я понимаю, что есть разные критерии опросов, но когда за нарушение одного из них идет наказание, причем по максимуму, это очень жестко. Многие уральские СМИ получили предупреждения от Роскомнадзора и приняли решение в принципе не публиковать в предвыборный период данные этих опросов, потому что показать их по-нормальному в материале просто невозможно", — привел пример Орлов.

Однако, к этому пункту отношение у экспертов оказалось двоякое. Глава избиркома Екатеринбурга Илья Захаров призвал различать агитационные материалы и опросы, и именно для этого есть требование закона о публикации критериев — места проведения опроса, количества опрошенных, репрезентативной выборке и т. д. Татьяна Мерзлякова констатировала, что получила в этом году массу жалоб от журналистов, но есть и такие примеры, когда данные якобы опросов носили манипулятивный характер и фактические лидеры избирательной гонки получали по "опросам" не более 10%. В качестве примера она привела спикера заксобрания Людмилу Бабушкину.

"Это опрос или коррупция?", — задалась вопросом омбудсмен.

Ответить на "крик души" журналистов попыталась представитель Роскомнадзора Вероника Яранцева. Она рассказала, что ведомство ежемесячно проводит конференции для СМИ, на которых даются методические рекомендации о том, как избежать нарушений при публикациях. Также она подчеркнула, что ограничения, например, в публикациях о несовершеннолетних связаны с тем, чтобы минимизировать ущерб для их дальнейшей судьбы. А описание суицида, при котором фигурант выкинулся с 13 этажа и разбился может быть воспринято как руководство к действию, пояснила Яранцева.

"А так люди не знают, что если выпрыгнуть с 13 этажа, то разобьешься? А как быть с редчайшим случаем, когда человек с 23 этажа упал и остался жив?", — поинтересовались руководители СМИ и ответа не получили.

Присутствующий на мероприятии декан легендарного журфака УрФУ Борис Лозовский констатировал, что "поле деятельности журналистики сужается" и это не может не волновать.

Еще одну важную тему, опять-таки несущую ограничительный характер, озвучил юрист Дмитрий Загайнов. Речь идет о цитировании СМИ блогеров. Он рассказал о судебном процессе, в ходе которого выяснилось, что зачастую СМИ не могут просто цитировать блогеров, особенно входящих в число "топовых", поскольку могут получить предупреждение о публикации недостоверных сведений. Получается, что даже если журналисты проводят собственное расследование, связанное с информацией из блогов, безопаснее для них будет публиковать материалы в личных блогах журналистов, а не в СМИ.

Второй сюжет — использование фотоматериалов из блогов для шантажа. Яркий пример в этом плане — "бизнес" известного блогера Ильи Варламова, который известен серией фоторепортажей из разных городов, в которых довольно критично оценивает состояние муниципального хозяйства. Местные СМИ публикуют материалы о его визитах, после чего получают судебные иски на внушительные суммы за использование его фотоматериалов без согласия правообладателя.

Ответной реакцией на этот масштабный процесс стало появление общественного комитета и сайта "СтопВарламов". Его участники — представители 13 СМИ из восьми регионов, которые стали жертвами фактического шантажа со стороны блогера. По данным на сайте, на данный момент зарегистрировано 34 иска со стороны Варламова на общую сумму 11,9 миллионов рублей — минимальная сумма иска составляет 150 тыс. руб., а максимальные превышают 1 млн рублей что для региональных редакций оказывается серьезным ударом. Тем не менее, в Екатеринбурге и Казани удалось создать судебные прецеденты — исковые требования Варламова получили отказ в полном объеме.

Право на частную жизнь практически лишает журналистов возможности писать большинство материалов и даже делать фотографии, например, о кандидатах в депутаты всех уровней, потому что они до момента избрания не являются публичными лицами, а информация не является общественно значимой, развил тему директор филиала "Российской газеты" в Екатеринбурге Сергей Салыгин.

"Создается впечатление, что депутаты, и юристы, которые их обслуживают, принимают законы, чтобы журналисты не могли их в неприглядных позах снимать, а страдают люди", — высказался Салыгин.

Подводя итог обсуждению Татьяна Мерзлякова предложила редакторам оформить требования и предложения, которые она донесет до главы ЦИК Эллы Памфиловой, а пока высказала жесткое убеждение о том, что "журналистику нельзя окружать и цензурировать".

"Журналистика как профессия не должна подчиняться юридическим практикам, журналисты не должны доходить до того, что будут писать только прокурорские тексты. Неправильно жить и работать, особенно, когда любишь свою профессию, под постоянной угрозой, боясь прокуратуры", — считает Мерзлякова.

Представители генеральной прокуратуры, которые представляли на круглом столе надзорный орган, согласились с тем, что "все правы", но есть определенные принципы работы, которые не позволяют решить многие из озвученных проблем. Тем не менее, прокурорские сотрудники подчеркнули, что "пометили себе все проблемы" и "готовы к диалогу".

Информационное агентство "ФедералПресс" / Сергей Табаринцев-Романов

http://fedpress.ru/article/1681861

4 октября 2016 года

Фото предоставлено УрГЮУ

Вернуться к списку