Панель управления
Панель управления
Панель управления
Размер шрифта:
 
 
 
Панель управления
Цвет сайта:
 
 
Панель управления
Изображения:
Вкл.

Уполномоченный по правам человека в Свердловской области

Доступность. Доброжелательность. Действенность.

16 февраля 2016

"Наше общество в принципе не приемлет инакомыслие"

 – Татьяна Георгиевна, какие основные болевые точки прошлого года?

– Стабильно сложными остаются вопросы, связанные с системой ЖКХ. На этот раз ушли вопросы тарифов, но вернулись моменты, связанные с общедомовыми нуждами. Было много вопросов по переселению из ветхого и аварийного жилья. Хотя для меня это в какой-то степени приятные вопросы. Сейчас объясню, почему. В 2000-х у нашего государства не было возможности переселять людей в новое жильё. Люди из аварийных домов постоянно звали меня: мол, приезжайте, посмотрите, в каких условиях мы живём. А я знала, что бесполезно ехать, помочь всё равно не смогу. Сегодня же благодаря программе по переселению у людей появился шанс получить нормальные условия для проживания…

– К слову, о нормальных условиях. Наше издание насчитало 18 домов, построенных по программе переселения, где завелась плесень

– Многие по этому поводу кричат: "Ах, какой плохой глава! Ах, какое плохое министерство!" Но ведь был конкурс, в котором участвовали застройщики, которых и следует наказывать. Мы выходим с инициативой, что если застройщик провалился, его необходимо внести в список компаний, которым запрещено участвовать в подобных конкурсах. Сейчас, к сожалению, законом таких мер не предусмотрено.

– Вернёмся к другим проблемным темам доклада.

– Меня беспокоит большое количество (1 800 человек) иностранных граждан в наших тюрьмах. На мой взгляд, это очень много. Нужно провести анализ, в чём причина: то ли мы их сажаем чаще, чем надо, то ли мы их по условно-досрочному освобождению (УДО) реже отпускаем, то ли ещё что-то. Сегодня, когда в мировом пространстве не всё хорошо, мне кажется, на это нужно обратить внимание.

Из-за того, что грядёт выборная кампания, мы в этот раз уделили особое внимание избирательному праву. Кроме того, в этот раз мы собираемся направлять своих наблюдателей на избирательные участки.

– Как вы относитесь к заявлениям некоторых политиков о том, что внесистемную оппозицию в России нужно приравнять к врагам народа?

– Политическая борьба уместна. Все вправе бороться и убеждать народ в своей правоте. Но мы не должны повторять исторических ошибок и навешивать на кого-то ярлык "враг народа". Мы помним, какие гонения и муки ждали этих людей. Сейчас в Храме-на-Крови открылась выставка, посвящённая православным святым на Урале. Этим людям дали статус святого за то, что они были священниками и не подчинились советской власти, не перестали служить Богу, исповедовать. Я считаю, что все, кто фразу "враг народа" всуе произносит, должны увидеть эту выставку.

Меня вообще очень беспокоит, что сегодня наше общество в принципе не приемлет инакомыслие. Но поймите: человек может мыслить иначе. Ну может житель Свердловской области считать, что ему не нужен Крым. Не стоит на таких людей наклеивать всякого рода ярлыки. Признаюсь, пока я лично не увидела, насколько радостно и искренне жители полуострова восприняли это присоединение, я сама очень осторожно к этому относилась.

– В прошлом году наконец-то удалось ликвидировать очередь в детские сады. Однако выявилась новая проблема – нехватка воспитателей.

– Сегодня случается много конфликтов родителей с воспитателями. Был случай, когда несколько родителей из одной группы пришли ко мне и говорят: "Нам нужно сохранить воспитателя". Дело в том, что мамочка одного из детей, которая не работает, а ездит на шикарной машине, постоянно контролировала, чем на прогулке занимаются дети. Она посчитала, что гуляют детки недостаточно: вместо часа – 40 минут. В итоге она добилась, что воспитателя отстранили.

– То есть педагогический состав от подобного поведения родителей и их детей сегодня не защищён?

– Многие родители сегодня необъективно оценивают труд воспитателей. И воспитатели этой моральной нагрузки не выдерживают. Во многом из-за того, что пока нет правовых средств защиты воспитателей и педагогов, их и не хватает.

– В последнее время практически ничего не слышно об украинских беженцах…

– Большая часть из них получила российское гражданство. Другая – вернулась обратно. Обращений этой категории к нам сейчас поступает крайне мало. В основном они связаны с вопросами регистрации.

– Обращаются ли к вам наши сограждане, которые выехали за границу?

– Меня знают все европейские омбудсмены, потому что я каждому из них писала обращения, связанные с гражданами Свердловской области. В прошлом году обращались наши земляки из Индии, Испании, Турции, Египта, США. В прошлом году нам досталось много туристов, получивших за границей травмы – далеко не все страховые компании выполняют свои обязательства. Обидно, что ни одну из таких компаний не наказали.

Ещё одна горькая история прошлого года связана с выдачей тела нашего гражданина из США. Несколько лет родственники бились за то, чтобы вернуть на родину его останки. Но американский следователь сказал им: "Пока я не раскрою убийство, "вещдок" не отдам". Вместе с руководителем нашего Следственного комитета нашли варианты, как вернуть тело на Родину, и его захоронили. Вот вам и США с их правами.

– В одном из своих интервью вы говорили: "Права сексуальных меньшинств активно продвигаются всего семью государствами". А как у нас обстоят дела с правами ЛГБТ-сообщества?

– Моё мнение: если человек будет дискриминирован по этому признаку в сфере труда – скажем, будет уволен – то я буду считать это позором области. Мы не должны ущемлять человека по любой инаковости. Пока по трудовым правам секс-меньшинства к нам не обращались. Но обращались при разделе детей. Была ситуация, когда мама захотела жить с подругой. Когда она через суд делила ребёнка с отцом, нас просили писать свои заключения. Как правило, если ребёнок старше 10 лет, то он сам делает выбор, с кем остаться. Если младше – этих детей берут под контроль органы опеки.

– Какой вес в обществе имеют правозащитные организации в Свердловской области?

– По количеству правозащитных организаций мы вторые после Москвы. И знаете, в чём особенность наших организаций? Они не говорят: "Дайте нам пособие", свердловчане говорят: "Дайте нам "удочку". Я высоко оцениваю моральную составляющую нашего правозащитного движения. Я считаю себя счастливым правозащитником, потому что ещё ни к кому в России столько народа на приём не идёт и столько писем не пишут, ну разве что федеральному омбудсмену.

Александр Пономарёв

На снимке: Татьяна Мерзлякова (слева) регулярно наведывается в посёлок Ушма, где проживает малочисленный коренной народ манси. Свердловский омбудсмен опасается, что этот народ со временем утратит свою культуру, обычаи и язык. Фото: Виктор Вахрушев

• Опубликовано в "Областной газете" № 027 от 16 февраля 2016 года

http://www.oblgazeta.ru/politics/27576/

Вернуться к списку