Следить за новостями:

RSS

27 ноября 2019

Новые постановления ЕСПЧ по российским делам о защите права на свободу собраний


19 ноября 2019 года Европейский суд по правам человека опубликовал постановление по жалобе гражданского активиста Андрея Оботе о нарушении права на свободу мирных собраний.

Обращение в ЕСПЧ по этому делу связано со следующими событиями. 31 января 2009 года заявитель и еще шесть человек решили провести “флешмоб” перед зданием Правительства Российской Федерации в Москве. Они прибыли туда около часа дня в тот же день и расположились на Горбатом мосту, держа в руках чистый лист бумаги с заклеенными скотчем ртами. Через несколько минут полиция приказала группе разойтись. Заявитель просил проинформировать его об основаниях для такого распоряжения. Его доставили в Пресненский отдел полиции. 

В марте 2009 года заявитель был привлечен к административной ответственности по статье 20.2 § 2 Кодекса об административных правонарушениях РФ (Нарушение установленного порядка организации или проведения публичных собраний, митингов, демонстраций, шествий или пикетирований), поскольку требование о предварительном уведомлении, предусмотренное Федеральным законом “О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях”, не было соблюдено. 

В соответствии с позицией заявителя, высказанной им также в суде первой инстанции, "в данном конкретном случае соблюдение требования об уведомлении не было необходимым, поскольку акт не носил политического характера, а представлял собой флешмоб, то есть синхронную акцию нескольких человек…участники акции не участвовали в публичном мероприятии, а фотографировались на мосту, держа в руках чистые листы бумаги". 

Тем не менее, апелляционная инстанция оставила постановление о привлечении к административной ответственности в силе. 

Власти Российской Федерации при рассмотрении дела в ЕСПЧ указывали в своих письменных объяснениях, что действия заявителя полностью соответствовали определению статической демонстрации в соответствии с разделом 2(6) Закона о массовых мероприятиях. В соответствии со статьей 7 Закона о массовых мероприятиях статические демонстрации подлежат процедуре уведомления, которая совместима с требованиями статьи 11 Конвенции и служит цели предотвращения беспорядков. По мнению правительства, наказание участника публичного мероприятия за несоблюдение процедуры уведомления является прерогативой государства. 

При рассмотрении дела ЕСПЧ повторил свои ранее озвученные выводы о том, что право на свободу собраний является основополагающим правом в демократическом обществе и, как и право на свободу выражения мнений, является одной из основ такого общества (см., в частности, дело Навальный против России № 29580/12 § 98 от 15 ноября 2018 года). 

ЕСПЧ установил, что заявитель осуществлял свое право на свободу мирных собраний в соответствии со статьей 11 Конвенции. По мнению суда, разгон собрания и последовавшие за этим санкции представляют собой “ограничение " по смыслу второго пункта статьи 11 и, таким образом, посягательство на его право на свободу мирных собраний, защищаемое первым пунктом этой статьи. Таким образом, перед ЕСПЧ стояла задача установить, было ли вмешательство “предписано законом”, преследовало ли оно одну или несколько законных целей в соответствии с пунктом 2 статьи 11 и было ли оно “необходимо в демократическом обществе” для достижения этой цели или целей, о которых идет речь (см. Кудревичюс и др. Литва [GC], № 37553/05, § 102, ЕСПЧ 2015). 

Суд отмечает, что полиция разогнала собрание из семи человек и наложила штраф на заявителя после рассмотрения дела об административном правонарушении только на том основании, что властям не было дано предварительного уведомления о проведении статической демонстрации. Правительство утверждало, что действия заявителя представляли собой статическую демонстрацию, подлежащую предварительному уведомлению. Заявитель подчеркнул, как на национальном уровне, так и в ЕСПЧ, что собрание, в котором он принимал участие, не может рассматриваться как статичная демонстрация по смыслу Закона о массовых мероприятиях. Таким образом, основной спор между сторонами заключается в том, был ли закон о публичных мероприятиях применим к собранию в форме флешмоба – если бы это было не так, заявитель не был бы наказан за нарушение правил организации статической демонстрации в соответствии со статьей 20.2 § 2 КоАП. 

Суд уже устанавливал ранее в деле Навального, что российская нормативная база, регулирующая публичные собрания, предусматривает широкое толкование того, что представляет собой собрание, подлежащее уведомлению, и наделяет органы власти чрезмерно широкими полномочиями по наложению ограничений на такие собрания посредством жесткого правоприменения (см. постановление по делу Навального, § 150). 

ЕСПЧ указал, что, независимо от того, подпадает ли собрание в форме флешмоба под действие закона об массовых мероприятиях, ЕСПЧ необходимо установить, могло ли быть реализовано право заявителя на мирные собрания. Суд сосредоточил свое внимание на оценке того, было ли вмешательство "необходимым в демократическом обществе". 

Так, ЕСПЧ отметил, что хотя правила, регулирующие проведение публичных собраний, такие, как система предварительного уведомления, имеют важное значение для беспрепятственного проведения публичных демонстраций, поскольку они позволяют властям свести к минимуму нарушение движения и принять другие меры безопасности, их соблюдение не может стать самоцелью. В частности, в тех случаях, когда демонстранты не совершают актов насилия, важно, чтобы государственные органы проявляли определенную степень терпимости к мирным собраниям, если свобода собраний, гарантируемая статьей 11 Конвенции, не была лишена своего сущностного содержания. 

Существенным для ЕСПЧ является тот факт, что ничто в действиях заявителя и других участников флешмоба не может быть квалифицировано как подстрекательство к насилию или отказ от демократических принципов. Они не делали ничего, что могло бы вызвать беспорядок или нарушение нормальной жизни. Действительно, семь человек, молча стоящих с заклеенными скотчем ртами и держащих в руках чистые листы бумаги, вряд ли представляют угрозу общественному порядку. Однако национальные власти не проявили необходимой степени терпимости к их мирной акции, несмотря на отсутствие какой-либо угрозы безопасности или риска беспорядков. При этом ранее ЕСПЧ неоднократно подчеркивал, что соблюдение правил, регулирующих общественные собрания, не должно становиться самоцелью (см. Кудревичюс и другие, § 155 и Навальный, § 144, оба цитировались выше). 

Привлекая заявителя к административной ответственности, мировой судья и Пресненский районный суд не оценили уровень нарушений, вызванных акцией, если таковые имели место. Национальные суды лишь отметили, что заявитель не выполнил требование о предварительном уведомлении в отношении социальной ситуации, которая, по их мнению, несомненно представляла собой статическую демонстрацию (см. пункты 10 и 12 выше). Суд вновь заявляет, что принцип пропорциональности требует установления баланса между общественно значимыми целями, ради которых государство вмешивалось в осуществление конкретных свобод, с одной стороны, и требованиями свободного выражения мнений словом, жестом или даже молчанием лиц, собравшихся на улицах или в других общественных местах, с другой стороны (см. Кудревичюс и другие, упомянутые выше, § 144). ЕСПЧ считает, что национальные судебные органы в ходе производства по делу об административном правонарушении в отношении заявителя не стремились установить этот баланс, придавая преимущественное значение формальной незаконности предполагаемой статической демонстрации. В связи с несоблюдением принципа пропорциональности и невыполнением требования "необходимость в демократическом обществе", ЕСПЧ установил нарушение статьи 11 Конвенции. 

Уполномоченный по правам человека в Свердловской области отмечает, что правовые позиции ЕСПЧ, изложенные в постановлении по делу Оботе против России, актуальны для событий, происходивших летом 2019 года в Екатеринбурге при задержании участников акции по защите сквера у театра Драмы. В частности, позиция Уполномоченного по правам человека, представленная судам первой инстанции при привлечении к административной ответственности участников акции, также касалась квалификации происходящего как флешмоба и отсутствии пропорциональности при применении в случае применения административного взыскания. 

Одним из важнейших обязательств России по Конвенции о защите прав человека и основных свобод является недопущение нарушений, аналогичных тем, что уже были установлены постановлениями ЕСПЧ. Таким образом, для предотвращения многочисленных дел в ЕСПЧ по нарушению права на свободу мирных собраний, властям РФ, очевидно, придется учитывать позицию, озвученную Судом в деле Оботе. 

Кроме того, 19 ноября 2019 года ЕСПЧ вынес постановления по делам "Развозжаев против России и Украины", "Удальцов против России": заявители обращались в ЕСПЧ в связи с тем, что их признали организаторами массовых беспорядков на Болотной площади 6 мая 2912. В делах в отношении России были установлены нарушения права на свободу и личную неприкосновенность, права на справедливое судебное разбирательство, а в отношении одного из заявителей – права не подвергаться пыткам. В отношении Украины было установлено, что государство не выполнило обязательств по надлежащему расследованию заявления Развозжаева о похищении. 

Назад к спискуНазад к списку

26 ноября 2019
Татьяна Мерзлякова: при планировке территорий местная власть обязана учитывать правозащитные установки судов конституционной юрисдикции

В конце сентября 2019 года в адрес Уполномоченного по правам человека в Свердловской области Татьяны Мерзляковой поступило ко

26 ноября 2019
При поддержке регионального Уполномоченного по правам человека общественники организовали цикл лекций об истории рок-музыки для осужденных исправительных колоний

Чтобы приобщить осужденных исправительной колонии № 2 ГУФСИН России по Свердловской области к рок-музыке 50-х и 60-х годах пр

25 ноября 2019
В составе делегации Свердловской области Уполномоченный по правам человека Татьяна Мерзлякова работает в Наманганской области

В составе свердловской делегации во главе с Губернатором Свердловской области Евгением Куйвашевым региональный Уполномоченный

Все новости в категории

Правительство Свердловской области
официальный сайт
Государственные услуги
Портал государственных услуг
Министерство социальной политики Свердловской области
.
Единый портал госуслуг
Единый портал государственных и муниципальных услуг
Самозапись.ру
Запись на прием к врачу
Защита прав потребителей Свердловской области
Сайт содержит базу данных результатов проведенных проверок, на предмет нарушения прав потребителя, а также обеспечивает возможность оперативного поиска необходимой информации по заданным параметрам (по объектам, организациям, производителям).
Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации
Официальный сайт Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации
Совет при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека
Совет при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека является консультативным органом при главе российского государства.
Европейский институт омбудсмена
European Ombudsman Institute
Карта транспортных нарушений
Приволжской транспортной прокуратуры
 
 
Закрыть слой Закрыть

Полная карта органов власти Свердловской области